Карта сайта
19 октября 2018, 14:21

Марат Бариев: Если мы сами не будем заниматься молодежью, ею будут заниматься другие силы

Марат Бариев, депутат Государственной Думы РФ
Марат Бариев, депутат Государственной Думы РФ
Депутат Госдумы от Татарстана о ситуации в Керчи, новом Министерстве молодежи и 25-летии закона о молодежи в РТ

19 октября 2018 года исполняется 25 лет со дня принятия в РТ закона «О молодежи и государственной молодежной политике в Республике Татарстан».

В преддверии юбилейной даты депутат Госдумы от Татарстана Марат Бариев в интервью порталу «Вверх» порассуждал о необходимости отдельного молодежного министерства, а также прокомментировал причины, приведшие к трагедии в колледже в Керчи и назвал самую актуальную проблему молодежи.

Напомним, Марат Бариев более 15 лет отдал работе на ниве молодежной политики Татарстана. С 1994 по 2001 гг. он возглавлял Государственный комитет РТ по делам детей и молодежи, с 2001 по 2005 гг. работал министром по делам молодежи и спорту РТ, следующие пять лет – в качестве министра по делам молодежи, спорту и туризму Татарстана.

- Марат Мансурович, ровно 25 лет назад, 19 октября 1993 года в РТ был принят закон «О молодежи и государственной молодежной политике в Республике Татарстан». По чьей инициативе и в каких условиях принимался этот закон?

- Когда Советский Союз развалился, закрылись детские и молодежные организации, а ситуация в общественно-политической и экономической жизни страны в начале 90-х была очень тяжелой, остро стоял вопрос о работе с молодежью, ее воспитании.

В Татарстане в одном из первых регионов страны встал вопрос о разработке и принятии закон о молодежи и молодежной политике.

Этот вопрос начал обсуждаться еще в 90-91-м годах, когда появилась многопартийность. В недрах рескома комсомола эта идея вызрела. Вскоре была создана рабочая группа по разработке этого законопроекта в республике при Верховном Совете. Все были очень воодушевлены и с большим энтузиазмом взялись за эту работу. А возглавлял эту работу комитет по делам молодежи Верховного Совета под председательством Ильдуса Салахова.

Законопроект был разработан и принят в октябре 1993 года. К разработке подошли очень тщательно, скрупулезно изучили все существующее в мире законодательство по этой теме, привлекли различных экспертов. В итоге на выходе у нас получился очень передовой закон.

Все отмечали, что это закон завтрашнего дня. Когда в 2000-х годах жестко взялись за приведение региональных законов к федеральным, а федерального закона о молодежи нет до сих пор, тогда по представлению прокуратуры наш закон очень сильно привели в соответствие, изменили, порезали.

Якобы этот закон предоставлял молодежи Татарстана условия и права, которых нет еще в российском законодательстве.

- Какие возможности были заложены в столь прогрессивном по тем временам законе?

- В этом законе были заложены условия для социальной защиты, развития молодежи, ее трудоустройства, защиты молодых семей и так далее. В том числе, законом было предусмотрено создание республиканского исполнительного органа, муниципальных органов по работе с молодежью.

На основании чего в 1994 году был создан Госкомитет по делам детей и молодежи, который мне было поручено возглавить. Также появились муниципальные комитеты, отделы по работе с молодежью. С принятием этого закона началась государственная молодежная политика в Татарстане.

- Татарстан был первым российским регионом, принявшим подобный закон?

- Одним из первых. Но у нас был самый продвинутый закон. На основании этого закона в дальнейшем мы приняли закон о господдержке молодых семей в решении жилищных вопросов, о поддержке детских организаций, а также множество других молодежных программ и проектов, которые часто были первыми в России. Все это базировалось на законе «О молодежи и государственной молодежной политике в Республике Татарстан».

- Вы уже упомянули, что на уровне Российской Федерации так до сих пор и не принят закон о молодежи. Татарстан был настолько передовым в этом плане?

В республике многие направления работы решаются более системно, чем в целом по России. Поэтому и жизнь в Татарстане стабильнее, спокойнее, при этом, она и более продвинутая, в том числе, в области реализации молодежной политики. Эта системность, которая была свойственна Татарстану и в тот период, сказалась на разработке закона о молодежи.

В те переходные времена в целом, когда в России вопросы воспитания гражданственности, патриотизма, звучали практически как ругательство, из системы образования убрали это направление, при школах закрыли много кружков и секций, детские организации, в Татарстане к этом всегда относились очень осторожно.

Минтимер Шаймиев всегда подчеркивал, что, если мы сами не будем заниматься молодежью, ею будут заниматься другие силы. Вспомним начало 90-х, когда мы имели возможность увидеть это своими глазами.

Тогда подняли голову различные националистические движения. У нас были «звоночки» в молодежной среде, которые подтверждали, что этим направлением надо заниматься.

В республике работе с молодежью всегда уделялось повышенное внимание, и от вопросов воспитания никогда не отказывались, Татарстан не снимал это с повестки дня.

Россия в конечном итоге тоже вернулась к этим вопросам, в том числе, на законодательном уровне. Но в Татарстане все шло стабильно, продолжалось. Аналогичные нашему законы о молодежи были приняты и в ряде других регионов страны. А сейчас это носит повсеместный характер – законы о молодежи приняты в 76 регионах. В регионах понимают, что такой закон нужен. А на федеральном уровне этого закона до сих пор нет, чего я никак не могу объяснить.

- То есть пока федерального закона о молодежи ждать не приходится?

- Мы работаем над этим, добиваемся, обращаем внимание. Вода камень точит. Я думаю, что мы доживем до того исторического момента, когда будет принят такой закон.

- Как вы оцениваете принятое в Татарстане решение выделить Министерство молодежи РТ в отдельную структуру?

- Это как раз один из элементов пристального внимания к этой сфере в республике. У нас сложилась достаточно стабильная атмосфера в молодежной среде по сравнению со многими российскими регионами. Успехи, достижения нашей молодежи в различных направлениях на российском уровне– творчестве, спорте, музыке, предметных олимпиадах – говорят о том, что есть соответствующая поддержка. Если бы не было такого отношения к молодежи, не было бы и таких результатов.

Если говорить о появлении отдельного Министерства по делам молодежи в Татарстане, изначально необходимость разделения на министерства спорта и молодежи у меня вызывала много вопросов. Но сейчас я вижу, что наличие отдельного министерства позволяет больше внимания уделять молодежным проблемам. Это решение вдохнуло новую струю в реализацию молодежной политики в республике, новый взгляд.

Сейчас вопросы молодежной политики получили новое звучание, новое видение по решению проблем молодежи именно в связи с созданием нового министерства. Мне пока импонирует, как они работают. Я считаю, что они на правильном пути.

- От самой молодежи зачастую можно услышать такое мнение: «Нами не надо заниматься – лучше лишний раз не трогайте, не мешайте»…

- Такая позиция бывает не только у молодежи. Но и многих других групп, в частности, так говорят предприниматели. Конечно, недостатки в работе есть. До каждого молодого человека дойти пока не получается. Тот, кто так говорит, пока не видит поддержки государства в свою сторону или сторону своей деятельности. Значит, это повод, чтобы задуматься, где мы недорабатываем.

- Как вы оцениваете последние трагические события в Керчи? Это тоже недоработки в молодежной политике на федеральном уровне или единичный вопиющий случай?

- Это, конечно же, недоработки, в воспитании этого молодого человека, совершившего преступление. Ни дома, ни в учебном заведении, ни окружение не заметили его склонности к таким агрессивным действиям. Это говорит о нехватке внимания. Если бы он был втянут в какую-то общественную деятельность, интересный проект, если бы он был окружен вниманием, наверняка все сложилось бы по-другому. Судя по отзывам и оценке всех выступающих, явно этот молодой человек был предоставлен сам себе. Хотя, говорят, что проявления агрессии в нем наблюдались уже давно, равно как и интерес к оружию. Это должно было стать сигналом для тех, кто работает с молодежью. Но, к сожалению, никто внимания не обратил.

- 29 октября будет отмечаться 100-летие Всесоюзного Ленинского коммунистического союза молодежи (ВЛКСМ). На ваш взгляд, современной молодежи не хватает подобной комсомолу организации или это уже пережиток прошлого?

- Скорее это не пережиток. Комсомол просто был составной частью того общества. Я бы хотел, чтобы подобная организация существовала. Но даже теоретически ее существование сегодня невозможно. Общество сейчас гораздо многограннее, существует политическое, экономическое многообразие. Раньше же у нас было такое монообщество.

Так что такой монолитной организации сейчас, конечно же, не будет. Но я абсолютно уверен, что комсомол сыграл свою позитивную роль в работе с молодежью, в подготовке кадров, решении больших экономических и общественно-политических задач, в том числе, в республике. Это и строительство КАМАЗа, и «Оргсинтеза», и подготовка кадров. Если сейчас у нас десятки, даже сотни молодежных и детских организаций, то тогда она была одна, но комсомол занимался строительством жилья, организацией работы студотрядов, добровольчеством, и многими другими вопросами. Популярное ныне поисковое движение также начиналось в недрах комсомола.

- На ваш взгляд, современной молодежи не хватает чего-то объединяющего?

- У человека всегда есть желание объединиться по каким-то признакам. Особенно это проявляется в молодежной среде. Поэтому нам нужно создавать все возможности и условия, чтобы молодежь могла объединяться, реализовывать свои позитивные, конструктивные проекты, свою энергию. Может быть, им не хватает нашего внимания, помощи, поддержки в этих вопросах.

Это как в семье: если у детей есть взаимопонимание с родителями, если родители, излишне не опекая, знают, чем живут дети и создают им условия для развития, то там вырастают нормальные девчата, ребята.

А есть семьи, где детям не уделяется внимание, бывает, что и покормить забывают. Там растут совершенно другие дети: неразвитые, обозленные, обиженные, часто физически больные. Так и в целом в обществе: там, где не хватает внимания, получаются уродливые результаты.

То есть мы получаем такие результаты, которые мы бы не хотели видеть. К сожалению, этот случай в Крыму, думаю, тоже из такого разряда. Поэтому детям и молодежи нужно наше внимание, чтобы мы их слышали, понимали и, при необходимости, поддерживали. А так потенциала, энергии, смекалки у наших детей достаточно. При минимальной поддержке и внимании они могут сами многое сделать и себя реализовать.

- Какими вам видятся главные проблемы современной молодежи?

- Каждый молодой человек хочет найти себя. А задача государства – помочь ему в этом. Если человек найдет себя, будет учиться там, где сможет себя хорошо раскрыть, получит профессию, которая ему нравится, будет работать и получать моральное и финансовое удовлетворение, он сможет решить все свои проблемы и проблемы окружающих. А если у него не ладится с учебой, ему в тягость ходить в институт, куда его родители пристроили, он начинает искать, где себя применить. И куда его эти поиски заведут, предсказать трудно.

Кристина Иванова

Ссылка для блогов